СТРУКТУРНЫЕ СДВИГИ В ПРОИЗВОДСТВЕ И ПОТРЕБЛЕНИИ

(ЦИКЛЫ КОНДРАТЬЕВА)

На новом, более обширном рынке восстанавливается конкуренция и рыночные цены. Рыночная цена рабочей силы выше монопольной и поднимается до средней стоимости обновленной рабочей силы, снова деля рабочий класс на два отряда. Увеличенная зарплата позволяет увеличить потребление рабочего населения, растет спрос на потребительские товары, увеличивается производство. Норма прибыли увеличивается, стало быть, увеличивается предложение капитала, а значит, растет спрос на рабочую силу, а потому повышается её цена, зарплата. В экономике подъем.
Однако, спрос на рабочую силу не может расти бесконечно. Повышение спроса на рабочую силу над её предложением делает невозможным извлечение прибыли. Ведь в этом случае цена товара рабочая сила поднимается выше её стоимости, и покупатель рабочей силы – капиталист, несет убытки. Чтобы не допустить в этой ситуации снижения прибыли, требуется повысить производительность труда. По другому здесь повысить прибыль невозможно. Поэтому в период экономического подъема, который следует за уничтожением монополии, повышаются темпы обновления средств производства на новые, более производительные. Когда спрос на рабочую силу и её цена достигают максимума по отношению к норме прибыли, второй отряд рабочего класса обменивает свою рабочую силу на эквивалент и выше. То есть, зарплата второго отряда удовлетворяет его материальные и духовные потребности. Следовательно, зарабатывать ещё больше нет смысла.
Таким образом, возникает ситуация, когда дальнейшее повышение производительности труда невыгодно для всех отрядов рабочего класса. Первому отряду невыгодно потому, что достигшая своего максимума зарплата, более не повысится. Второму отряду повышение производительности труда невыгодно потому, что его духовные и материальные потребности удовлетворяются получаемой зарплатой. За просто так получить побольше, никто не откажется, но для каждого человека существует граница того количества труда, за которую он не переступит даже за большие деньги. Жизнь не только в работе и в деньгах, когда работа отнимает время, необходимое для удовлетворения духовных потребностей, человек, ( речь идет о наемном работнике, а не о капиталисте) ограничивает свое рабочее время. Так или иначе, но дальнейшее повышение производительности труда становится невозможным, поскольку рабочий не может произвести большую стоимость, чем стоимость его рабочей силы. Становится очевидным несоответствие потребительной стоимости сре дств производства, потребительной стоимости рабочей силы. То есть – недостаточный уровень образования рабочей силы по сравнению с более высоким уровнем развития сре дств производства. Как мы знаем по собственному опыту – нельзя ломового извозчика 20-х годов прошлого века, сажать на автомобиль конца прошлого века, поскольку он с ним будет обращаться как с телегой. Вертеть баранку и мало-мальски ездить по дороге его научить можно, но машина будет угроблена намного раньше расчетного срока эксплуатации. Требуется повысить образовательный уровень рабочих, преподав им необходимый образовательный курс.
Однако, учеба, процесс приобретения знаний – это процесс производства рабочей силы. Следовательно, во время учебы также затрачивается рабочая сила, как у преподавателя, так и у ученика. (В этом смысле правы педагоги, выступающие за то, чтобы за хорошую учебу платить зарплату и ученикам общеобразовательных школ.) Если работать по 8 часов, да потом ещё учиться по 4-6 часов, то воспроизводство рабочей силы становится невозможным. Если же рабочего на время учебы оторвать от производства, то ему надо платить полную стоимость его рабочей силы, в то время как он не производит прибавочную стоимость – прямые убытки капиталисту. Поэтому дешевле производить рабочую силу тогда, когда её стоимость минимальна, то есть – в детском возрасте. И капиталисты выставляют требование государству повысить общеобразовательный и специальный уровень рабочей силы.
Как мы здесь определили, эти требования выставляются во время и после экономического подъема. И именно после экономического подъема 80-х годов во всех странах Запада раздаются требования к правительствам реформировать систему образования и увеличить ассигнования на неё. "Менеджеров сегодня не надо заставлять говорить о недостатках американских школ. Вот ужасная история, которую поведали представители компании «Моторола». Они недавно установили, что для работы на предприятиях копорации люди должны обладать знаниями математики по крайней мере на уровне пятого класса, обнаружив при этом, что добрая половина её рабочих (мое примечание – это второй отряд рабочего класса) нуждается в дополнительном обучении для достижения этого уровня." («За рубежом» №22 1990 г.) Дин Торнтон из компании «Боинг»: "… школы не справляются со своей задачей, США должны сдвинуться с мертвой точки в области образования". (Там же.) "Би-Би-Си" 11 декабря 1991 года посвятила этой проблеме целую передачу, разделав правительство в пух и прах за то, что оно не уделяет развитию системы образования должного внимания, из-за чего Британия отстает в развитии от ведущих стран Запада.
Таким образом, увеличить норму прибыли повышением производительности труда становится невозможным. А потому приходится обратиться к наращиванию массы прибыли. А это означает захват рынка сбыта. Ожесточается конкурентная борьба, ускоряется концентрация производства и централизация капиталов. Пер Гюлленхаммер, глава концерна «Вольво»: "В автомобилестроении дела обстоят так: или ты кого-то проглотишь, или тебя съедят ." («Известия» 26 февраля 1990 г.) И как показывает практика – не только в автомобилестроении, но и везде.
Слияние капиталов сокращает число покупателей рабочей силы, а потому возрастает вляние субъективного фактора в экономической и общественной жизни, и конечным пунктом становится установление монополии и монопольной цены. Обновление рабочей силы идет своим ходом и увеличивается разрыв между монопольной ценой и стоимостью рабочей силы, обострояется классовая борьба, экономические показатели падают, и с приближением к моменту полного обновления рабочей силы производство и общество погружается в глубокий кризис, из которого только один выход – уничтожение монополии. И чтобы не быть уничтоженной, монополия должна стать ещё сильнее, монополия должна захватить более обширный рынок.
Здесь уже давно надо сделать выводы, которые вытекают из нашего анализа.
  1. Виден механизм циклического развития экономики. На  протяжении срока обновления рабочей силы экономика проходит фазу интенсивного развития, когда норма прибыли повышается, и фазу экстенсивного развития, когда она сокращается.

  2.  
  3. Поскольку кризис монополизированного производства разрешается выходом монополии на более обширный рынок, захватом большего пространства рынка, и имея в виду то, что пространство рынка ограниченно пределами мирового рынка, следует вывод, что капиталистическое производство, дойдя до цикла монополизации мирового рынка, придет к неразрешимому кризису, поскольку большего рынка, чем мировой, нет. Поэтому из этого кризиса будет только один выход – уничтожение тех условий общественной жизни, котороые и породили этот кризис, то есть, уничтожение капиталистических производственных отношений, на смену которым придут социалистические.

  4.  
  5. Так как срок возникновения кризиса капиталистического производства связан с полным обновлением рабочей силы, то цикличность возникновения этих глубоких кризисов должна быть соизмерима со средним сроком трудовой активности человека, когда его товар рабочая сила находится в обращении. Учитывая короткую продолжительность жизни и раннее начало трудовой деятельности в ХIХ веке, удлинение продолжительности жизни и более позднее начало трудовой деятельности с учетом выхода на пенсию в ХХ веке, срок трудовой активности можно определить примерно в 40 лет. На продолжительную цикличность этих обширных кризисов первым обратил внимание Н.Д.Кондратьев, анализируя ститистические данные в 20-х годах, почему они и получили название "циклов Кондратьева". Датировка кризисов у других ученых ненамного отличается от кондратьевской, сходясь на 1820-30-е годы, 1870-е, 1920-30-е, и середину 1970-х годов.

  6.  
  7. Обновленная рабочая сила имеет более высокую стоимость вследствие более высокого уровня образования. И следовательно – более высокие и обширные материальные и духовные потребности. Это означает, что растет потребление, что в свою очередь требует увеличения производства во втором подразделении, в производстве товаров народного потребления.
    Вместе с тем, с ростом стоимости рабочей силы становится выгодным внедрение новых, более производительных средств производства. И поскольку новые средства производства имеют большую производительность, то для производства необходимого общественного продукта труда, новых сре дств производства требуется меньше, чем средств производства старого поколения. Поэтому, относительно динамики развития производства потребительских товаров, производство сре дств производства развивается более низкими темпами. То есть, в сравнении, производство во втором подразделении увеличивается быстрее, чем производство в первом подразделении. Налицо структурный сдвиг как в динамике развития, так и в объемах производства.

  8. Рост потребностей и потребления как потребительских товаров, так рост потребления рабочей силы вследствие повышения производительности труда, требует увеличения свободного от работы времени для воспроизводства рабочей силы. Следовательно, вместе со структурным сдвигом в производстве, должен происходить и структурный сдвиг в распределении рабочего времени и свободного от работы времени. То есть, должно сократиться рабочее время, что мы можем увидеть и на практике. Со времен Маркса, рабочий день с 12-14 часов сократился до 7 часов. Собственно, из-за этих структурных сдвигов в производстве и потреблении эти долговременные глубокие кризисы капиталистического производства были определены как структурные кризисы.

Если обратить внимание на динамику развития системы образования, то можно увидеть скачки в её развитии, которые как раз приходятся на середину циклов Кондратьева. В ХIХ веке ещё Маркс упоминал о жалобах английских капиталистов на низкий уровень образования рабочих, и потому в 40-е годы ХIХ века в Англии стали создаваться бесплатные начальные школы для детей фабричных рабочих.
В середине следующего цикла, на рубеже ХIХ-ХХ веков очередной скачок развития во всех странах Европы и Америки, в которых капитализм набрал силу. Увеличилось финансирование системы образования и охват ею рабочего населения, увеличился срок обучения, объем преподаваемых дисциплин, возникли новые виды учебных заведений.
В середине следующего цикла, в 1950-60-х годах – увеличение ассигнований и объема приобретаемых знаний, резкое расширение системы образвания переходом на всеобщее среднее образование.
А середина следующего цикла, в настоящий момент, мы видим увеличение срока среднего образования до 12 лет, и главное - развитие системы постоянного образования, в течение всего срока трудовой активности человека.

Структурные кризисы занимают экономическую науку давно – со времен структурного кризиса 1920-30-х голов, причина которого до сих пор не имеет объяснения современной наукой. Впрочем, как и все другие, поскольку в традиционном подходе их объяснить нельзя. Наши догматики от марксизма видели с великой депрессии последний перед кончиной общий кризис капитализма, о котором говорил Маркс. Конечно, Кондратьев, первый обративший внимание на долговременные колебания в экономике не вписывался в официальную версию происходящего, и потому погиб в сталинских репрессиях. А поскольку капитализм выжил, и к тому же бурно развивался, то наши академики, чтобы не нарушать догму о "загнивающем капитализме", просто отрицали существование длинных волн в экономике.
Найти причины возникновения длинных волн в экономике без ввода в анализ стоимости, потребительной стоимости, и цены рабочей силы, невозможно. Поэтому сам Кондратьев, и другие исследователи, видели причину длинных волн во внешних проявлениях структурного кризиса и течении длинной волны. Так Кондратьев видел причину в обновлении основного капитала, Шумпетер видел причину во внедрении принципиально новых сре дств производства и изобретений. Другие брали какой-нибудь внешний показатель экономики, например, учетную ставку, и раскрывая взаимосвязь с другими внешними проявлениями длинной волны, строили свою теорию. Хотя, из самой буржуазной теории видно то, что колебания учетной ставки банковского процента, объема кредитов, инвестиций, уровня цен, и т.д., - всё зависит от нормы прибыли. Ведь если норма прибыли удовлетворительна, то инвестиции капитала возрастают, и не надо искать каких-то иных причин, когда явно видно, что сокращение инвестиций происходит из-за снижения нормы прибыли. Но, видеть-то это буржуазные ученые скорее всего видят, однако, без ввода таких марксистских понятий как стоимость, потребительная стоимость, и цена рабочей силы, раскрыть причины и механизм длинных волн в экономике невозможно. Поэтому все их теории показали свою несостоятельность даже не в применении на практике, а в безуспешных попытках объяснить происходящее.


ДАЛЕЕ

НАЗАД

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
 
Hosted by uCoz